lidiya_nic (lidiya_nic) wrote,
lidiya_nic
lidiya_nic

Самый результативный и НЕИСТОВЫЙ ЛЕТЧИК столетия: дважды Герой в небе и Стенька Разин на земле...

Оригинал взят у kanchukov_sa в Самый результативный и НЕИСТОВЫЙ ЛЕТЧИК столетия: дважды Герой в небе и Стенька Разин на земле...
Оригинал взят у gala_gala15 в Самый результативный и НЕИСТОВЫЙ ЛЕТЧИК столетия: дважды Герой в небе и Стенька Разин на земле...

Николай Гулаев родился 26 февраля 1918 года в станице Аксайской, которая ныне стала городом Аксаем Ростовской области.
Донская разудалая вольница была в крови и характере Николая с первых дней и до конца его яркой жизни.
На фронте он оказался в августе 1942 года и сразу продемонстрировал как талант боевого летчика, так и своенравный неистовый характер уроженца донских степей.

Первый эпизод: у Гулаева не было разрешения на ночные полёты, и когда 3 августа 1942 года в зоне ответственности полка, где служил молодой летчик, появились гитлеровские самолеты, в небо отправились опытные пилоты.
Но тут Николая подначил механик: А ты чего ждешь? Самолет готов, лети!
24-летний парень, решив доказать, что он не хуже «стариков», вскочил в кабину и взлетел - в первом же бою, без опыта, без помощи прожекторов уничтожил немецкий бомбардировщик!
Когда Гулаев вернулся на аэродром, прибывший генерал изрек: «За то, что вылетел самовольно, объявляю выговор, а за то, что сбил вражеский самолёт, повышаю в звании и представляю к награде» - это и стало кодом жизни нашего героя.
Второй эпизод, много позже: пощечина румынскому дипломату, посмевшему оскорбить героя.
Таких эпизодов было много, оттого и жизненный путь неистового летчика не был гладким...
Неистовый Гулаев. История самого эффективного лётчика Второй мировой войны
Один из лучших советских асов Николай Гулаев не боялся ни врагов, ни начальства, ни иностранных дипломатов.
Имена советских асов Великой Отечественной войны Ивана Кожедуба и Александра Покрышкина известны всем, кто хотя бы поверхностно знаком с отечественной историей.
Кожедуб и Покрышкин — самые результативные советские лётчики-истребители. На счету первого 64 вражеских самолёта, сбитых лично, на счету второго — 59 личных побед, и ещё 6 самолётов он сбил в группе.
Имя третьего по результативности советского лётчика известно лишь любителям авиации. Николай Гулаев в годы войны уничтожил 57 самолётов противника лично и 4 в группе.
Интересная подробность — Кожедубу на достижение своего результата потребовалось 330 боевых вылетов и 120 воздушных боёв, Покрышкину — 650 боевых вылетов и 156 воздушных боёв. Гулаев же добился своего результата, осуществив 290 боевых вылетов и проведя 69 воздушных боёв.
Более того, согласно наградным документам, в своих первых 42 воздушных боях он уничтожил 42 самолёта противника, то есть в среднем каждый бой завершался для Гулаева уничтоженной вражеской машиной.
Любители военной статистики подсчитали, что коэффицент эффективности, то есть соотношение воздушных боёв и побед, у Николая Гулаева составил 0,82. Для сравнения — у Ивана Кожедуба он составлял 0,51, а у гитлеровского аса Эриха Хартмана, официально сбившего большего всего самолётов за Вторую мировую войну, — 0,4.

[Spoiler (click to open)]
При этом люди, знавшие Гулаева и воевавшие с ним, утверждали, что он щедро записывал многие свои победы на ведомых, помогая им получать ордена и деньги — советским лётчикам платили за каждый сбитый самолёт противника. Некоторые полагают, что общее число самолетов, сбитых Гулаевым, могло достигать 90, что, впрочем, сегодня подтвердить или опровергнуть невозможно.

Дважды Герой Советского Союза лётчик Николай Дмитриевич Гулаев Герои Советского Союза лётчики Александр Покрышкин (второй слева), Григорий Речкалов (в центре) и Николай Гулаев (справа) на Красной площади

Самородок

Его звезда особенно ярко засияла во время боёв на Курской дуге. 14 мая 1943 года, отражая налёт на аэродром Грушка, он в одиночку вступил в бой с тремя бомбардировщиками «Ю-87», прикрываемыми четырьмя «Ме-109». Сбив два «юнкерса», Гулаев пытался атаковать третий, но кончились патроны. Не колеблясь ни секунды, лётчик пошёл на таран, сбив ещё один бомбардировщик. Неуправляемый «Як» Гулаева вошёл в штопор. Лётчику удалось выровнять самолёт и посадить его у переднего края, но на своей территории. Прибыв в полк, Гулаев на другом самолёте вновь вылетел на боевое задание.

В начале июля 1943 года Гулаев в составе четвёрки советских истребителей, пользуясь фактором внезапности, атаковал немецкую армаду из 100 самолётов. Расстроив боевой порядок, сбив 4 бомбардировщика и 2 истребителя, все четверо благополучно вернулись на аэродром. В этот день звено Гулаева совершило несколько боевых вылетов и уничтожило 16 вражеских самолётов.

Июль 1943-го вообще был крайне продуктивным для Николая Гулаева. Вот что зафиксировано в его лётной книжке: » 5 июля — 6 боевых вылетов, 4 победы, 6 июля — сбит "Фокке —Вульф 190", 7 июля — в составе группы сбито три самолёта противника, 8 июля — сбит "Ме-109", 12 июля — сбиты два "Ю-87"».

Герой Советского Союза Фёдор Архипенко, которому довелось командовать эскадрильей, где служил Гулаев, писал о нём: «Это был лётчик-самородок, входивший в первую десятку асов страны. Он никогда не мандражировал, быстро оценивал обстановку, его внезапная и результативная атака создавала панику и разрушала боевой порядок противника, что срывало прицельное бомбометание им наших войск. Был очень смел и решителен, часто приходил на выручку, в нём порой чувствовался настоящий азарт охотника».


Летающий Стенька Разин

28 сентября 1943 года заместителю командира эскадрильи 27-го истребительного авиационного полка (205-я истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 2-я воздушная армия, Воронежский фронт) старшему лейтенанту Гулаеву Николаю Дмитриевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

В начале 1944 года Гулаев был назначен командиром эскадрильи. Его не слишком стремительный должностной рост объясняется тем, что методы воспитания подчинённых у аса были не совсем обычные. Так, одного из лётчиков своей эскадрильи, опасавшегося подбираться к гитлеровцам на ближнюю дистанцию, он излечил от страха перед врагом, дав очередь из бортового оружия рядом с кабиной ведомого. Страх у подчинённого как рукой сняло...

Тот же Фёдор Архипенко в своих воспоминаниях описывал ещё один характерный эпизод, связанный с Гулаевым: «Подлетая к аэродрому, сразу увидел с воздуха, что стоянка самолёта Гулаева пуста... После посадки мне сообщили — всю шестёрку Гулаева сбили! Сам Николай сел раненый на аэродром к штурмовикам, а об остальных лётчиках ничего не известно. Спустя некоторое время с передовой сообщили: двое выпрыгнули с самолётов и приземлились в расположении наших войск, судьба ещё троих неизвестна... И сегодня, спустя много лет, главную ошибку Гулаева, допущенную тогда, вижу в том, что взял он с собой в боевой вылет сразу троих молодых, вовсе не обстрелянных лётчиков, которые и были сбиты в первом же своём бою. Правда, и сам Гулаев одержал в тот день сразу 4 воздушные победы, сбив 2 "Ме-109", "Ю-87" и "Хеншель"».

Он не боялся рисковать собой, но с той же лёгкостью рисковал и подчинёнными, что порой выглядело совершенно неоправданным. Лётчик Гулаев был похож не на «воздушного Кутузова», а скорее на лихого Стеньку Разина, освоившего боевой истребитель.

Но при этом он добивался поразительных результатов. В одном из боёв над рекой Прут во главе шестёрки истребителей P-39 «Аэрокобра» Николай Гулаев атаковал 27 бомбардировщиков противника, шедших в сопровождении 8 истребителей. За 4 минуты было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 — лично Гулаевым.

В марте 1944 года лётчик получил краткосрочный отпуск домой. Из этой поездки на Дон он приехал замкнутым, неразговорчивым, ожесточённым. В бой рвался остервенело, с какой-то запредельной яростью. Во время поездки домой Николай узнал, что во время оккупации его отца казнили фашисты...

Советского аса едва не погубила свинья

1 июля 1944 года гвардии капитан Николай Гулаев был удостоен второй звезды Героя Советского Союза за 125 боевых вылетов, 42 воздушных боя, в которых он сбил 42 самолёта противника лично и 3 — в группе.

И тут происходит ещё один эпизод, о котором Гулаев после войны откровенно рассказывал друзьям, эпизод, отлично показывающий его буйную натуру выходца с Дона.

О том, что стал дважды Героем Советского Союза, лётчик узнал после очередного вылета. На аэродроме уже собрались однополчане, которые заявили: награду надо «обмыть», спирт есть, а вот с закуской проблемы.

Гулаев вспомнил, что при возвращении на аэродром он видел пасущихся свиней. Со словами «закуска будет» ас снова садится в самолёт и через несколько минут сажает его возле сараев, к изумлению хозяйки свиней.

Как уже говорилось, лётчикам платили за сбитые самолёты, так что с наличностью у Николая проблем не было. Хозяйка охотно согласилась продать хряка, которого с трудом погрузили в боевую машину.

Каким-то чудом лётчик взлетел с очень маленькой площадки вместе с обезумевшим от ужаса хряком. Боевой самолёт не рассчитан на то, что внутри него будет устраивать пляски упитанная свинья. Гулаев с трудом удерживал самолёт в воздухе...

Если бы в тот день случилась катастрофа, это, наверное, был бы самый нелепый случай гибели дважды Героя Советского Союза в истории.

Слава Богу, Гулаев дотянул до аэродрома, и полк весело отметил награду героя.

Ещё один анекдотичный случай связан с внешностью советского аса. Однажды в бою ему удалось сбить самолет-разведчик, который пилотировал гитлеровский полковник, кавалер четырёх Железных Крестов. Немецкий лётчик захотел встретиться с тем, кому удалось прервать его блистательную карьеру. Судя по всему, немец ожидал увидеть статного красавца, «русского медведя», которому не зазорно проиграть... А вместо этого пришёл молоденький, невысокого роста полноватый капитан Гулаев, который, кстати, в полку имел вовсе не героическое прозвище «Колобок». Разочарованию немца не было предела...

Драка с политическим подтекстом

Летом 1944 года советское командование принимает решение отозвать с фронта лучших советских лётчиков. Война идёт к победному концу, и руководство СССР начинает думать о будущем. Те, кто проявил себя в Великой Отечественной войне, должны окончить Военно-воздушную академию, чтобы затем занять руководящие посты в ВВС и ПВО.

В число тех, кого вызывали в Москву, попал и Гулаев. Сам он в академию не рвался, просил оставить в действующей армии, но получил отказ. 12 августа 1944 года Николай Гулаев сбил свой последний «Фокке-Вульф 190».

А дальше произошла история, которая, скорее всего, и стала главной причиной, почему Николай Гулаев не стал таким же известным, как Кожедуб и Покрышкин.

Медаль «Золотая звезда» Героя Советского Союза. Героическая история. Первым Героем СССР стал лётчик, а последним — водолаз
Существует по крайней мере три версии случившегося, которые объединяют два слова — «дебош» и «иностранцы». Остановимся на той, которая встречается чаще всего.

Согласно ей, Николай Гулаев, к тому времени уже майор, был вызван в Москву не только для учёбы в академии, но и для получения третьей звезды Героя Советского Союза. Учитывая боевые достижения лётчика, такая версия не выглядит неправдоподобной. В компании Гулаева оказались и другие заслуженные асы, ожидавшие награждения.

За день до церемонии в Кремле Гулаев зашёл в ресторан гостиницы «Москва», где отдыхали его друзья-лётчики. Однако ресторан был переполнен, и администратор заявил: «Товарищ, для вас места нет!».

Говорить подобное Гулаеву с его взрывным характером не стоило вообще, но тут, на беду, ему ещё попались румынские военные, в тот момент также отдыхавшие в ресторане. Незадолго до этого Румыния, с начала войны являвшаяся союзницей Германии, перешла на сторону антигитлеровской коалиции.

Разгневанный Гулаев громко сказал: «Это что, Герою Советского Союза места нет, а врагам есть?».

Слова лётчика услышали румыны, и один из них выдал в адрес Гулаева оскорбительную фразу по-русски. Через секунду советский ас оказался возле румына и смачно ударил его по физиономии.

Не прошло и минуты, как в ресторане закипела драка между румынами и советскими лётчиками.

Когда дерущихся разняли, оказалось, что пилоты отлупили членов официальной военной делегации Румынии. Скандал дошёл до самого Сталина, который постановил: награждение третьей звездой Героя отменить.

Если бы речь шла не о румынах, а об англичанах или американцах, скорее всего, дело для Гулаева закончилось бы совсем плачевно. Но ломать жизнь своему асу из-за вчерашних противников вождь всех народов не стал. Гулаева просто отправили в часть, подальше от фронта, румын и вообще любого внимания. Но насколько эта версия правдива, неизвестно.

Генерал, друживший с Высоцким

Несмотря ни на что, в 1950 году Николай Гулаев окончил Военно-воздушную академию имени Жуковского, а ещё через пять лет — академию Генштаба.

Командовал 133-й авиационной истребительной дивизией, располагавшейся в Ярославле, 32-м корпусом ПВО во Ржеве, 10-й армией ПВО в Архангельске, прикрывавшей северные рубежи Советского Союза.

У Николая Дмитриевича была замечательная семья, он обожал свою внучку Ирочку, был страстным рыбаком, любил угощать гостей лично засоленными арбузами...

Он тоже посещал пионерские лагеря, участвовал в различных ветеранских мероприятиях, но всё-таки оставалось ощущение, что наверху дано указание, говоря современным языком, не слишком пиарить его персону.

Собственно, причины для этого были и в то время, когда Гулаев уже носил генеральские погоны. Например, он мог своею властью пригласить на выступление в Дом офицеров в Архангельске Владимира Высоцкого, игнорируя робкие протесты местного партийного руководства. Кстати, есть версия, что некоторые песни Высоцкого о лётчиках родились после его встреч с Николаем Гулаевым.


Норвежская жалоба
В отставку генерал-полковник Гулаев ушёл в 1979 году. И есть версия, что одной из причин этому стал новый конфликт с иностранцами, но на сей раз не с румынами, а с норвежцами.
Якобы генерал Гулаев устроил неподалёку от границы с Норвегией охоту на белых медведей с применением вертолётов. Норвежские пограничники обратились к советским властям с жалобой на действия генерала. После этого генерала перевели на штабную должность подальше от Норвегии, а затем отправили на заслуженный отдых.
Нельзя с уверенностью утверждать, что данная охота имела место, хотя подобный сюжет очень хорошо вписывается в яркую биографию Николая Гулаева.
Как бы то ни было, отставка плохо повлияла на здоровье старого лётчика, не мыслившего себя без службы, которой было посвящена вся жизнь.
http://www.aif.ru/society/people/neistovyy_gulaev_istoriya_samogo_effektivnogo_letchika_vtoroy_mirovoy_voyny
---

Даже среди далеко неординарных лётчиков - истребителей фигура Николая Гулаева выделяется своей колоритностью. Только он, человек беспримерной отваги, сумел провести 10 сверхрезультативных боёв, 2 из своих побед одержал тараном. Его скромность на людях и в самооценке диссонировала с исключительно настойчивой, агрессивной манерой ведения воздушного боя, а честность и открытость он с мальчишеской непосредственностью пронёс через всю жизнь, до конца сохранив и некоторые юношеские предрассудки.
[Spoiler (click to open)]

В Марте 1942 года Николай Гулаев, в числе 10 лучших лётчиков, был направлен на оборону Борисоглебска. Там основные налёты вражеской авиации были ночью, и ему пришлось переучиваться на ночную работу.
В Июне 1942 года Гулаев был переведён в 487-й авиаполк, где вскоре, 3 Августа 1942 года, принял свой первый бой. Первую победу он одержал без приказа, впервые в жизни взлетев ночью, под вой воздушной тревоги и подбадривающие реплики механиков. Ему повезло. На фоне лунного неба он увидел знакомые по таблицам и схемам силуэты - "Хейнкели". Форсируя мотор своего "Яка", сблизился с неприятельской машиной так, что отчётливо стали видны пламенеющие выхлопы двигателя, и нажал на гашетки. Очередь оказалась удачной: трасса засверкала быстрыми красными стрелами, вдруг расцветшими в ночи растущим огненным хвостом. Бомбардировщик скользнул на крыло, извергавшее багровые клубы горящего топлива и, беспорядочно штопоря, устремился к земле... Реакция командира на его победу была неординарна: Николаю объявили о взыскании и представили к награде. Так началась одна из самых ярких ратных судеб в нашей авиации.
Шли боевые будни. Гулаев приобретал опыт. Теперь он действовал более граммотно, смело и решительно. Однажды группа истребителей под командованием Гулаева вылетев на патрулирование встретила более 20 Ju-87, шедших без прикрытия на штурмовку наших войск. В завязавшейся схватке, Николай сбил лидера вражеской группы, а его лётчики ещё 2 самолёта. Остальные стали поспешно удирать за линию фронта, беспорядочно сбрасывая бомбы. Чуть позднее появилась новая группа Ju-87 - 36 самолётов, теперь уже под охраной 18 Ме-109. Несмотря на огромное преимущество противника в силах, наши лётчики атаковали их, врезались в строй Ju-87 и сбили 5 самолётов противника, принудив к бегству остальных.
В Феврале 1943 года, после окончания курсов командиров звеньев, Лейтенант Н. Д. Гулаев был направлен в 27-й истребительный авиаполк. В составе этого полка он прожил свой "звездный" год, сбив в воздухе более 50 неприятельских машин, "создав" десяток асов, став дважды Героем Советского Союза.
Говорить о "школе" Гулаева не принято, однако его особенная, вдохновенная и рискованная, внешне начисто лишённая какого бы то ни было практицизма, манера ведения боя делает его по меньшей мере "символом" романтического направления в искусстве воздушного поединка. Как никто другой, он умел быть результативным: 30.05.1944 года cбивает 5 самолётов; дважды ( 5.07.1943, 25.04.1944 ) он одерживал по 4 победы в день, ещё трижды ( 7.07.1943, 12.07.1943, 18.04.1944 ) уничтожал по 3 самолёта и в 6 боях ( 14.05.1943, 24.10.1943, 28.10.1943, 15.12.1943, 17.12.1943, 8.01.1944 ) делал дубль. На его счету 8 двухмоторных бомбардировщиков ( 5 Не-111 и 4 Ju-88), 3 "рамы" - корректировщика FW-189, 14 "Штук" - пикировщиков Ju-87. Столь весомый расклад трофеев не характерен для лётчиков фронтовой авиации, список побед которых главным образом составляли истребители.
Лётчик 27-го истребительного авиаполка ( 205-я истребительная авиационная дивизия, 2-я Воздушная армия, Воронежский фронт ) Старший лейтенант Н. Д. Гулаев особенно отличился на Курской дуге в районе Белгорода. Накануне Курской битвы Люфтваффе сосредоточило там около 1000 самолётов для поддержки своей 4-й танковой армии генерала Гота и оперативной группы "Кемпф". Наряду с новинками бронетехники Вермахт впервые широко использовал здесь новейшие истребители FW-190 А-4, А-5 и А-6, несшие, как правило, 4 - 6 пушек и 2 пулемёта.
В первой же схватке 14 Мая 1943 года, отражая налёт на аэродром Грушка, Николай в одиночку вступил в бой с 3 бомбардировщиками Ju-87, прикрываемыми 4 Ме-109. Разогнав самолёт на малой высоте, Николай сделал "горку" и, приблизившись к ведущему бомбардировщику, с первой же очереди сбил его.
Стрелок второго "Юнкерса" открыл по нему огонь. Тогда Гулаев сбил и его. Пытался атаковать третий, но кончились патроны, и тогда Николай решил его таранить. Левым крылом своего Як-1 он ударил по правой плоскости "Юнкерса" и тот рассыпался на части. Неуправляемый истребитель вошёл в штопор. После нескольких попыток Гулаеву удалось выровнять самолёт и посадить его у переднего края.
Пехотинцы 52-й стрелковой дивизии - свидетели этого героического подвига - на руках вынесли лётчика из кабины, думая, что он ранен. Но отважный боец не получил ни одной царапины. На своей автомашине они доставили лётчика на аэродром.
Прибыв в полк, Николай Дмитриевич ни одним словом не обмолвился о совершённом подвиге. Лишь несколько часов спустя из донесения пехотинцев узнали авиаторы о его мужестве. На митинге, посвящённом этому событию, Гулаев не стал много говорить:
- На моём месте каждый из вас поступил бы точно так же. Вот жаль только, что "безлошадником" остался...
Командир тотчас же приказал выделить лётчику новую машину, и он в этот же день снова участвовал в бою... За этот подвиг Н. Д. Гулаев был награждён орденом Красного Знамени.
Сознание собственного авторитета не только укрепило его уверенность, но значительно повысило внутреннюю дисциплину и самоконтроль, усилило требовательность к самому себе. Внимательным образом он изучал попадавшую ему в руки литературу, если позволяло время, мог часами обсуждать перипетии проведённых или представляемых воздушных боёв. Теперь он одерживает победы в каждом втором своём перехвате: 22 Мая сбивает Ju-88, 29-го - Ju-87, 8 и 25 Июня - 2 Ме-109.
День начала Курской битвы, ставший самым кровопролитным днём Второй Мировой войны, Гулаев ознаменовал 4 личными победами, одержанными в 6 боевых вылетах на прикрытие аэродромов. На следующий день Гулаев сбил FW-190, 7 Июля - Ju-87, а также Hs-126 и FW-189, записанные как групповые победы, 8-го - Ме-109, 12-го - 2 Ju-87. 12 Июля Николай Гулаев сделал свой "дубль", уже будучи назначенным командиром 2-й эскадрильи 27-го истребительного авиаполка.
В один из дней четвёрка истребителей, ведомая Гулаевым, провела весьма успешный бой. Внезапно и смело они атаковали большую группу из 100 самолётов противника. Расстроив боевой порядок, сбив 4 бомбардировщика и 2 истребителя, все четверо благополучно вернулись на свой аэродром. В этот же день звено Гулаева совершило несколько боевых вылетов и уничтожило 16 вражеских самолётов. 9 Июля, в районе Белгорода, Николай Гулаев совершил свой второй таран и вновь благополучно приземлился на парашюте. Всего же, на Курской дуге, он уничтожил 17 вражеских самолётов.
К середине Июля, когда сильно поредевший полк был выведен с фронта для пополнения и перевооружения, в его лётной книжке значилось, что к тому времени он совершил 147 посадок на Як-1 и 4 посадки на Як-7.
9 Августа 1943 года, после краткого инструктажа, он совершил свой первый полёт на "Аэрокобре". В первом же боевом вылете на новой машине Николай уничтожил очередного "Лаптёжника", через два дня мощной очередью по кабине сбил Ju-88, назавтра - 2 Ме-109, 29 Октября - ещё одного "Мессера" и закончил месяц, сбив модифицированный Не-111 с усиленным вооружением и бронированием. Заметим, что все свои победы Гулаев одержал отнюдь не в режиме "свободной охоты": большинство его боевых вылетов записаны как прикрытие наземных войск, реже - аэродромов или переправ, на его официальном счету также до 10 перехватов и разведок.
28 Сентября 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, Николаю Дмитриевичу Гулаеву было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. К тому времени на его счету числилось уже 27 сбитых самолётов противника. На митинге в полку Герой дал товарищам слово удвоить это число. Во фронтовой газете "Крылья победы" Николай выступил с серией статей о передовом опыте. В одной из них он писал:
"Хоть ты одержал несколько побед, однако не думай, что уже достиг совершенства, стал первоклассным лётчиком - истребителем. Пока ты сидишь и самоуверенно подсчитываешь свои победы, противник обгонит тебя, он найдёт то новое, что по своей самонадеянности упустил ты, и в очередном поединке поймает тебя на хитром маневре".
Не успокаиваться на достигнутом, постоянно и настойчиво совершенствоваться - к этому звал товарищей Николай Гулаев. И сам он служил образцом творчески мыслящего мастера воздушного боя.
В Ноябре 1943 года с аэродрома Зелёная, что неподалёку от Пятихаток, ему удалось уничтожить 2 особенно ненавистные для солдат разведчика - корректировщика FW-189 - "рамы" и в последний день месяца сбить свой 3-й "Хейнкель-111". В новогодних боях за Кировоград Гулаев одержал 3 двойные победы и сбил очередной Ju-88.
В начале 1944 года Гулаев становится уже командиром эскадрильи, принимает участие в освобождении Правобережной Украины. 8 Января четвёрка истребителей под его командованием, прикрывая наземные войска, атаковали большую группу вражеских бомбардировщиков и истребителей ( до 50 машин ). Используя облачность, наши лётчики внезапно с первой же атаки сбили 4 немецких самолёта. В этом скоротеченом бою Николай Гулаев уничтожил 2 вражеские машины.
Замечательный бой был проведён им и весной 1944 года. В те дни войска 2-го Украинского фронта форсировали реку Прут и создали на её западном берегу плацдарм. 5 Марта шестёрка "Аэрокобр" под командованием Гулаева вылетела на прикрытие наших наземных войск. Вскоре лётчики обнаружили большую группу вражеских самолётов. Бомбардировщики шли тремя девятками в боевом порядке "клин" под охраной 8 истребителей. С земли поступила команда: "Перехватить противника и ни в коем случае не допустить до нашей линии обороны".
Оценив обстановку, Гулаев принял дерзкое решение: самому в составе двух пар атаковать бомбардировщиков, а паре Петра Никифорова связать боем истребителей прикрытия, тем самым облегчить выполнение основной задачи - уничтожение бомбардировщиков.
Да, это был риск, но риск трезвый, основанный на точном расчёте и уверенности командира эскадрильи Н. Д. Гулаева в мастерстве подчинённых, в их мужестве.
Задача, поставленная ведущему пары Никифорову, была особенно сложной. От того, как она будет выполнена, зависел успех задуманного боя. Но Гулаев прекрасно знал мастерство Никифорова и надеялся на него. И не напрасно. Отлично действовала эта пара. Она смело атаковала истребителей противника и связала их боем. Врагу быстро стало не до прикрытия подопечных бомбардировщиков.
Тем временем Гулаев со своими ведомыми стремительно врезался в боевые порядки бомбардировщиков и один за другим поджёг 3 самолёта противника. Выходя из атаки, Николай увидел, как противник в панике бросает бомбы куда попало и поворачивает обратно. Воспользовавшись замешательством врага, четвёрка сделала повторный заход по уходящим самолётам.
В этой схватке за 4 минуты боя нашими лётчиками было уничтожено 11 вражеских машин, из них 5 - лично Гулаевым. Основная задача - не дать противнику сбросить бомбы на наши войска - была успешно выполнена.
В ходе Корсунь - Шевченковской операции и под Уманью он сбил Ме-109, FW-189 и транспортный Ju-52.
В Марте 1944 года Гвардии капитану Н. Д. Гулаеву был предоставлен отпуск для поездки на Родину... Мать и сестра пережили оккупацию, а вот отца его, тихого всегда занятого хозяйством, фашисты повесили.
Мрачным и нелюдимым вернулся в часть прежде весёлый и озорной комэск. В Апреле 1944 года он был особенно неукротим, ещё никогда с таким упорством и неистовством он не искал встреч с противником, и никогда - ни до, ни после этого периода - ему не удавалось сбивать 10 вражеских самолётов за 2 недели. Тогда же он провёл 2 своих сверхрезультативных боя: 18 Апреля, прикрывая наземные войска в районе Шера, сбил 2 Ju-87 и Ме-109, а 25-го под Дубоссарами изрядно пощипал "Фоккеров", уничтожив 4 неприятельские машины. Вот как вспоминал об этом бое год спустя сам Гулаев:
"В 15 часов 30 минут 6 самолётов "Аэрокобра" вылетели под моим командованием на прикрытие наземных войск в районе плацдарма. Набрав по маршруту высоту около 4000 метров, я пришёл в заданный район и установил связь с радиостанцией наведения. При выполнении задания я ходил с правым кругом, углубляясь на территорию противника километров на 10.
Н. Д. Гулаев возле своей "Аэрокобры". Сделав два круга и пройдя с курсом 260 - 270°, я обнаружил группу самолётов, идущих под облаками с курсом 90°, на высоте от 2000 до 2500 метров в строю колонны, состоящей из трёх девяток. Боевой порядок девяток был клин. Выше и сзади шли, по - видимому, с опозданием 8 Ме-109. Поровнявшись на встречных курсах, я атаковал одну группу двумя парами с правым разворотом под ракурсом 2 / 4 с дистанции 150 - 200 метров и сбил один FW-190. При выходе из атаки боевым разворотом вправо я снова атаковал FW-190, который загорелся и отвесным пикированием пошёл к земле.
Вследствие неожиданности атаки первая девятка потеряла 4 FW-190: 2 сбил я и по одному Лейтенант Букчин, мой ведомый, и Старший лейтенант Козлов. Противник, видя горящие самолёты, стал уходить с правым разворотом с курсом 230 - 250°. При развороте один самолёт подставил мне живот, я молниеносно открыл огонь и сбил 3-го FW-190...
Одновременно я увидел горящий Ме-109, сбитый капитаном Никифоровым. Вскоре разрозненные самолеты и пары врага стали вновь подходить к месту воздушного боя. Но противник, видимо, мало верил в свои силы, так как самолёты FW-190 имели подвесные пушки калибра 37-мм, что не давало возможности им вести бой на вертикалях, а заставляло принимать оборону. Действия немецких лётчиков были неуверенными, огонь открывали с больших дистанций.
Имея всё же превосходство в высоте и скорости, мы продолжали вести бой, несмотря на близкий исход горючего и боекомплекта. Младший лейтенант Гуров атаковал Ме-109 на встречных курсах в лоб; в результате атаки самолёт резко накренился, задымил, вошёл в отвесное пикирование и врезался в землю недалеко от нашей радиостанции. В это время меня атаковали 2 Ме-109 сверху - сзади; но благодаря моему ведомому, своевременно предупредившему меня, мне удалось выйти из - под удара быстрым движением рулей. При выходе в сторону облачности на меня свалился из облаков один FW-190, подставив свой хвост, в результате чего был сбит. Таким образом, на моём счету появился ещё один сбитый самолёт - четвёртый.
Бой всё разгорался. Старшему лейтенанту Козлову энергичным разворотом удалось зайти Ме-109 в хвост и с дистанции 100 - 150 метров короткой очередью зажечь его. Младший лейтенант Акиншин, ведомый Капитана Никифорова, на вираже, с дистанции 50 - 70 метров, сбил один Ме-109. Ввиду исхода горючего и боекомплекта я запросил командира корпуса о помощи. Командир, находившийся на радиостанции наведения, поднял в воздух с ближайшего аэродрома 18 самолётов "Аэрокобра". Не прошло 3 - 4 минут, как эти самолёты вступили в бой, что облегчило положение нашей шестёрки.
Боекомплект мой был израсходован полностью, но из боя я не выходил, а делал ложные атаки, пугая немецких лётчиков. Моему ведомому удалось в одной такой ложной атаке, следуя за мной, сбить ещё один FW-190. Наша шестёрка вернулась на свой аэродром без потерь и существенных повреждений... В этом воздушном бою было сбито 7 FW-190 и 4 Ме-109".
При прочтении отрывка возникает ощущение органичной лёгкости, с которой Гулаев проводит воздушный бой. Всё протекает как бы само собой: "один самолёт подставил мне живот", другой "свалился из облаков, подставив свой хвост", из - под удара пары Ме-109 удается выйти "быстрым движением рулей". Эта внешняя лёгкость и является, наверное, проявлением высочайшего мастерства, искусства, будь то воздушный бой, музыкальное произведение или спортивный поединок.
Невысокого роста, крепкий ( сказались занятия атлетизмом ), с золотистыми глазами, подвижный "как ртуть", скорый на острое словцо и всегда готовый к дерзкому молодечеству, Николай Гулаев был прирождённым воздушным бойцом. Его исключительная одарённость тем более полно проявилась в высокоорганизованном и сильном по составу полку, каким был 129-й Сандомирский орденов Александра Невского и Богдана Хмельницкого Гвардейский истребительный авиационный полк. Лётчики полка сбили в воздушных боях около 500 самолётов противника, среди них были 13 Героев Советского Союза. Командовали полком известные асы - В. И. Бобров, а с Февраля 1944 года - В. А. Фигичев.
Гулаев постоянно искал новые приёмы ведения воздушного боя, дрался храбро, навязывая противнику свою волю. Нередко шёл на риск, основанный на твёрдом знании техники и тактики, точном расчёте. Много раз ему доводилось сопровождать группы наших бомбардировщиков, вылетающих на задания в глубокий вражеский тыл.
...Авиационный полк находился на полевом аэродроме Правобережной Украины. Стояли тёплые весенние дни. Однажды утром над аэродромом появился немецкий истребитель. Как только наши самолёты поднялись в воздух, он, не принимая боя, улетел. А на следующий день в то же время появился снова. И вновь быстро улетел, увидев наши самолёты. Так продолжалось дня 3 - 4. При этом немецкий лётчик появлялся всегда с особой точностью: ровно в 11 часов.
Командир полка вызвал к себе Гулаева и потребовал покончить с утренними прогулками немецкого пилота. Николай решил во что бы то ни стало сбить его. Утром пошёл к своему самолёту и в 10 часов 50 минут запустил мотор. Взлетел, набрал высоту и, отойдя чуть в сторону, стал ждать.

 Ровно в 11:00 над аэродромом появился непрошенный гость. Гулаев ринулся на врага, направив машину прямо в лоб. Расстояние быстро сокращалось. Первым дрогнул противник - резко отвернул в сторону, но не отступил. Круто развернувшись, Гулаев попытался занять выгодное положение и зайти противнику в хвост. Не удалось. Умело выполняя различные маневры, тот ушёл из - под удара. Гоняясь друг за другом, самолёты то свечой взмывали ввысь, то входили в пике.
Наконец Гулаеву удалось так построить свой маневр, что он оказался в хвосте у противника. В перекрестье прицела появился "Пиковый Туз", нарисованный на борту вражеского самолёта. Огонь ! И самолёт противника, резко клюнув носом, рухнул вниз. Но лётчику почти у самой земли удалось выброситься с парашютом. Николай кружил над ним до тех пор, пока тот не приземлился. Было 11 часов 14 минут.
Через некоторое время немецкого пилота доставили в штаб. Им оказался Полковник, на кителе которого было четыре Железных Креста. Он оказался довольно разговорчивым: "Я был во Франции, Италии. Везде мне везло, а тут, на русском фронте, оказался сбитым. Хотелось бы видеть того, кто это сделал..." Вызвали Гулаева. Немецкий ас ожидал увидеть великана, эдакого "русского медведя", а перед ним стоял молодой, не очень высокий человек...
30 Мая 1944 года над Скулени Н. Д. Гулаев сбивает 5 вражеских самолётов за один день: Hs-126, 2 Ме-109, Ju-88 и Ju-87. При этом Ju-87 и Ме-109 он сбил в одной атаке своим "фирменным приёмом": резко развернув "Кобру" после смертоносной очереди по "Юнкерсу" навстречу атакующему его истребителю. Сам был серьёзно ранен в правую руку; сконцентрировав все силы и волю, сумел привести истребитель на свой аэродром, зарулил на стоянку и потерял сознание. Он пришёл в себя только в госпитале, после операции. Здесь же узнал о присвоении ему звания дважды Героя Советского Союза.
Свой последний боевой вылет Николай Гулаев выполнил с аэродрома Турбя в Польше, 14 Августа 1944 года, уже будучи Гвардии майором, штурманом 129-го Гвардейского истребительного авиаполка. Накануне, 3 дня подряд - 10, 11, 12 Августа, он сбивал в боях по одному самолёту.
https://topwar.ru/28299-gulaev-nikolay-dmitrievich.html
---

Об Александре Покрышкине и Иване Кожедубе, трижды Героях Советского Союза, маршалах авиации, написано множество книг, снято немало фильмов.
Николай Гулаев, дважды Герой Советского Союза, был близок к третьей «Золотой Звезде», но ее так и не получил и в маршалы не вышел, оставшись генерал-полковником. Да и вообще, если в послевоенные годы Покрышкин и Кожедуб всегда были на виду, занимались патриотическим воспитанием молодежи, то Гулаев, практически ни в чем не уступавший коллегам, все время оставался в тени, не получив заслуженных почестей в той мере, как коллеги.
Возможно, дело в том, что и военная, и послевоенная биография советского аса была богата эпизодами, которые не слишком вписываются в образ идеального героя.
Но до чего же русским человеком широкой души он был, этот невысокий, неидеальный, неистовый и непревзойденный летчик-герой, Николай Гулаев.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments