lidiya_nic (lidiya_nic) wrote,
lidiya_nic
lidiya_nic

Сербский Рубикон

Оригинал взят у y_i_p в Сербский Рубикон

Сербский Рубикон

Белград не принял решений, которые ему навязывал Запад
Петр Искендеров
04.04.2013
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте

Итак, многосерийная эпопея под названием «Брюссельские переговоры Белграда и Приштины под эгидой ЕС» завершилась провалом. Восьмой раунд этих переговоров был самым продолжительным (по разным данным, от 12 до 14 часов) и даже сопровождался попыткой отставки первого вице-премьера и министра обороны Сербии Александра Вучича, но в сухом остатке Белград и Приштина оказались едва ли не дальше друг от друга, чем в октябре 2012 года.

Обычно настроенная оптимистично верховный комиссар Евросоюза по международным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон была вынуждена констатировать, что «трещина между обеими сторонами очень узка, но глубока». Предложения, по словам баронессы Эштон, «были положены на стол» и ожидают рассмотрения в будущем.

Не секрет, что и в Брюсселе, и в Приштине именно на восьмой раунд переговоров, проходивший 2 апреля, делали главные ставки. Глава косовского правительства Хашим Тачи не сомневался, что сербский премьер Ивица Дачич подпишет всё, что от него требовалось. «Я поеду в Брюссель для того, чтобы поставить точку в диалоге и открыть новый этап сотрудничества и мира в регионе», - пообещал Тачи, выступая в косовском парламенте с докладом о ходе брюссельских переговоров. По его словам, главной причиной отсутствия успехов в предыдущем раунде стали «фундаментальные различия в понимании полномочий сербских муниципалитетов в Косово». Это действительно так, но еще более точной является другая констатация, прозвучавшая из уст Хашима Тачи: Косово, в отличие от Сербии, «не находится под международным давлением и не обязано соглашаться на невыгодные предложения».

Беспрецедентное давление со стороны США и Европейского союза на Сербию, очевидно, и сорвало подписание уже согласованных документов. То, что для косовско-албанской стороны представлялось формальным закреплением роспуска ненавистных Приштине сербских органов самоуправления в северных районах края, для Белграда было Рубиконом в деле защиты своих соотечественников. Даже формальное согласие на членство Косово в международных организациях выглядело бы меньшим вызовом для Сербии и сербов, нежели создание в Северном Косово бесформенной и бесправной «ассоциации сербских муниципалитетов», подчиняющихся приказам Приштины. Советник президента Сербии Томислава Николича Марко Джурич отметил, что это связано с принятием решений, являющихся «очень трудными для всей Сербии». Однако проблема гораздо глубже и заключается в поиске сербским руководством модели дальнейшего взаимодействия не столько с властями Косовского края, сколько с Евросоюзом.

Давление Запада на Сербию, словно бы скопированное с методик переговоров в Дейтоне и Рамбуйе, привело к противоположным результатам, сорвав подписание соглашения.

Дело в том, что эти методики были изначально разработаны как средство «наказания» сербов и их «принуждения к миру». Данная модель сработала во времена Слободана Милошевича, но сейчас,в условиях кризиса в Евросоюзе и смены правящей команды в Белграде, она была обречена на неудачу – разумеется, при условии, что сербское руководство займёт последовательно принципиальную позицию.

Как показали плачевные для Приштины и Брюсселя результаты последних двух раундов переговоров, такую позицию сербской делегации все-таки удалось выработать, занять и отстоять. Западные кураторы переговоров отказались прислушаться даже к отчаянному призыву Александра Вучича «не требовать от Сербии согласия на собственное разрушение». А полыхнувший в бельгийской столице конфликт Дачича и Вучича засвидетельствовал существование не только глубоких противоречий между обеими харизматичными фигурами сербской политической сцены, но и наличие на сербском Олимпе реальной борьбы мнений и подходов, что фактически отсутствовало в стране в последние годы президентства Бориса Тадича.

Что дальше? Ответ на этот вопрос зависит от целого ряда факторов.

Пожалуй, впервые за многие годы сербское руководство продемонстрировало готовность взять решение проблем национальной государственности в свои собственные руки.

Это стало откровением даже для традиционно рассматривающих все возможные сценарии косовских албаноязычных СМИ, шокированных тем, что в «исторический день» 2 апреля стороны остались без соглашения.

Разумеется, Вашингтон, Брюссель и Приштина постараются быстро оправиться от полученного шока и начать новую кампанию давления на Белград с использованием, в частности, предстоящего доклада баронессы Эштон по сербской еврозаявке на заседании Совета ЕС 16 апреля. Депутат Ассамблеи Косово и высокопоставленный функционер Демократической лиги Косово Лютфи Хазири уже дал понять, на кого следует возложить вину за срыв соглашения – на Сербию. Последняя, по его подсчетам, «в третий раз упустила возможность примирения с Косовом», если иметь в виду Рамбуйе 1999 года и венские переговоры по статусу Косова в 2006-2007 годах.

Кроме того, следует ожидать нового витка активности американской дипломатии, которая в предыдущие недели явно делала ставку на разжигание противоречий между Ивицей Дачичем и Александром Вучичем. Буквально накануне восьмого раунда переговоров пресс-секретарь Госдепартамента Виктория Нуланд открыто потребовала от сторон заключить соглашение 2 апреля. Госпожа Нуланд четко обрисовала ту роль, которую США отвели Сербии на этих переговорах – «разъяснить сербским гражданам, этническим сербам, что настало время урегулировать рассматриваемые вопросы». А американцы не любят, когда их проекты буксуют, а их указания не исполняются.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments